Есть и такое мнение:

Здравствуй, Сергей! Ты, прав в том, что сегодня уже никому не интересно, кто там работал в группе Падун. Хотя, по размышлению, всё же приходишь к выводу, что правда — она и в Африке правда и искажать её кому-то в угоду не позволительно.
Например, создание группы приписывают тому же Жене Якушенко, что не соответствует действительности. Якушенко уехал из Братска в Ангарск, если мне не изменяет память, в конце 1969, начале 1970 года, когда о группе ещё не было и речи. А начало её следует связывать с приездом Володи Черногора — человеке очень предприимчивом, со связями и необычайно умным. Он-то и затеял это дело. Привлёк Стаса Тимофеева, подтянули Петю Лысенко, каким-то образом рядом оказался Куренков, вошел в группу Толя Ротфорт, кстати, как бас-гитарист оказавшийся на своём месте, так как соло у него не шло с давних пор. Я говорю об этом, потому что знаю его с 1966 года и целый год играл с ним в ресторане Падун.
После Якушенко был такой тромбонист с консерваторским образование, Толя Баранов, но недолго, что-то около года, так что Якушенко тут не при чём
Слабость группы Падун я вижу прежде всего в слабости вокала, а ведь те ансамбли не случайно назывались ВИА, то есть сначала вокал, а потом уже инструментал. В группе не было ни одного приличного голоса, который бы цементировал ансамблевое пение или аккорд. Куренков, Черногор плюс Лысенко со своим фальцетом, вот и всё. А этого крайне мало, ведь все известные в те годы группы, начиная с Песняров, до Ариэлей имели очень приличную вокальную основу, даже такие, как Самоцветы.
Вторую слабость группы я вижу в том, что у неё не было достаточно талантливого аранжировщика, ни Куренков, ни Стас не обладали достаточными для того данными. Поэтому репертуар группы состоял в основном из перепевов других групп — брали и снимали один к одному с кем-то исполненного.
И третья слабость в том, что слишком амбициозны были ребята. Не получилось с Ташкентом, ну и надо было работать дальше, а они обиделись, неизвестно на кого и разбежались — в никуда, ведь не один затем не состоялся, как музыкант, чьё имя потом было бы в ряду самых заметных даже в Сибири, не говоря уже о Союзе. Ротфорт вообще бросил музыку, Стас укатил в загранку, Черногор стал зав. культурой где-то на западе, Куренков играл в кабаке — вот уж воистину судьба!
В этом смысле Якушенко со своими Баргузинами оказался умнее и дальновиднее, он пригласил в группу Валькова с хорошим вокалом, пели у него и другие. Это позволило ему делать серьёзные вещи, не боясь, что группу обвинят в слабости. Отсюда и приз зрительских симпатий на Алло, мы ищем таланты. Но, опять же, слишком много съёмов с чужих готовых аранжировок, кстати, я с ним бок о бок отстоян на эстраде года два и могу свидетельствовать, что он, как специалист по съёму чужих партитур — просто талант.
Но и здесь возобладали амбиции, потому что ребятам хотелось всего и сразу. Но так не бывает. Только работа, только труд может дать результаты, а работать, как раз, умеют далеко не все.
Ну, и кир — сколько он съел не подавился талантливых ребят!
Возьми хотя бы САЛАСПИЛС. в оригинале вокал гораздо предпочтительнее, потому что есть голоса. Опять же у Падуна очень слабая аранжировка, где чисто своего — всего ничего. Немножко во вступлении, немножко в середине, и в конце. Не в восторге я от ЛЭП-500. Единственно, хотел бы отметить БРАТСКАЯ КАЗАЦКАЯ - эта вещь удалась.
Обращаясь в воспоминаниях к Тормозову, я хочу заметить: Слава брал обыкновенную, бывшую в те годы на слуху, песню и делал из неё конфетку, где присутствовали оригинальность, непохожесть не на какую другую, аранжировки, чисто джазовый подход к гармонической стороне произведения, импровизации основных солирующих инструментов и работа ритмической группы. Слава был непревзойдённым мастером аранжировки, человеком талантливости необычайной, так что равных ему я в своей жизни больше не встречал — мир его праху! Способности всех других руководителей, под началом которых я работал, меркнут по сравнению с ним. Ещё одна неоспоримая хорошая черта его натуры — умение сплотить коллектив, нацелить его на работу, заставить проявиться лучшему в его участниках. А когда пришёл Якушенко, то сразу же начались скубежи. Убрал из оркестра Володю Белова, чтобы посадить на его место своего брата, не нашёл общего языка с одним, другим, третьим. Музыканты уходили, как в своё время ушли и мы, молодые, в ресторан Падун.
Борю Золотова я так же хорошо знал, потому что мы плотно дружили с Толиком. Это — меломан, прекрасно знающий мир джаза, но музыкантом он никогда не был.

автор пожелал остаться неизвестным 
Поделитесь с друзьями:

Похожие записи:

Комментарии: 2

  1. Евгений Якушенко

    Евгений Якушенко

    18.03.2017 в 13:49

    Надоело читать ложь про ВИА «Падун» и рок группу «БАРГУЗИНЫ». Я, Якушенко Евгений приехал в г.Братск в 1967 году, в июне по приглашению школьного друга Владимира Белова, работавшего инеженером в Братскгэстрое, который в свободное от работы время играл на контрабасе в эстрадном оркестре,которым руководил инженер Братскгэсстроя, прекрасный с абсолютным слухом музыкант от бога Вячеслав Тормозов.После ТВОРЧЕСКОГО знакомства и моих планах с директором ДК «АНГАРА» Феликсом Лазаревым и по рекомендации ВТ я был приглашен на работу в штат руководителем оркестра.Тормозов сказал: появился профессионал я ухожу, дел своих по основной работе хватает. Директор ДК: срочно заявление на работу. Уже с июня я начал работать с оркестром.
    Это был большой состав талантливых музыкантов. Кроме основного большого состава, я сделал небольшой ансамбль из числа участников оркестра. С этим ансамблем под брендом «Падун» мы выступали в 1968 (июль-август) в Москве в ресторане на ВДНХ, где проходил конкурс сибирской кухни. У меня есть фото брендом «ПАДУН», где мы играем и видны участники. Это было уже зарождение состава типа Виа, модных в то время. 27 дней работы в Москве. Черногора там и в помине не было. Я, Евгений Якушенко — ОСНОВАТЕЛЬ двух известных групп «ПАДУН» и «БАРГУЗИНЫ» и БАСТА И НИКТО ЭТО НИКОГДА НЕ ОТБЕРЕТ. ЭТО БЫЛО ДЕЛО МОЕЙ ЖИЗНИ, МОЕЙ МОЛОДОСТИ И ОГРОМНОЙ СТРАСТНОЙ ЛЮБВИ К ЭСТРАДНОЙ ПЕСНЕ,РОКУ, ДЖАЗУ, ХИП ХОПУ и т.д.
    Володю Белова я не выгонял, как пишет Фирсов, МЫ БЫЛИ И ОСТАЕМСЯ ДРУЗЬЯМИ ДО СИХ ПОР, ПЕРЕПИСЫВАЕМСЯ, Я МОГУ И ЕГО ПОДКЛЮЧИТЬ К РАЗГОВОРУ он попросту не стал менять профессию инженера на гастролируещего музыканта, а остался инженером. Брат за несколько дней освоил бас, РЕПЕТИРОАВАЛ ВЫЕЗДНУЮ ПРОГРАММУ до мозолей кровяных.
    В Ангарске в семидесятых Стаса Тимофеева убрал за бесконечные пропуски репетиций и концертных выступлений, он все-таки врач, и не собирался стать профмузыкантом, а Черногор сказал: уберешь моего друга Стаса, уйду и я, а я был в гневе и остался верен себе. И все равно у НАС все получилось в дальнейшем не так уж плохо… «БАРГУЗИНЫ» СТАЛИ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ГРУППОЙ, ПРИШЛИ В ИРКУТСКУЮ ФИЛАРМОНИЮ, СДЕЛАЛИ СОЛЬНОЕ ОТДЕЛЕНИЕ, ВОШЛИ В РЕЕСТР (90 КОЛЛЕКТИВОВ) СССР, ЗАПИСАЛИ РОК-ПОЭМУ «БРАТСКАЯ ГЭС»…. Продолжение следует, если хотите знать правду

    Ответить

  2. Андрей

    04.06.2017 в 23:29

    Ждем продолжение, хотим знать правду.
    Расскажите, Евгений, про Падун и Баргузин, и про всех музыкантов, с которыми Вы работали.
    Особенно интересно узнать про музыкантов из братской группы Новинка-Лель, которые играли в Баргузинах.

    Ответить

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Поиск по сайту